XXV часовой салон, прошедший в конце января в Женеве, был несколько омрачен драматичным взлетом швейцарского франка и общими меланхоличными мировыми прогнозами. 

Но как раз в таком настроении — без преувеличенной театральности — стало очевидно, почему именно этот небольшой, камерный, по сути закрытый от посторонних клуб уже четверть века является главным часовым событием года, который держит в тонусе и заставляет равняться на себя куда более крупные и глобальные международные выставки.

Заветы Кальвина

Надо думать, изначально организаторы салона из фонда часового искусства FHH планировали что-то грандиозное, достойное 25-й годовщины мероприятия, но в итоге решили ограничиться обычной рабочей программой: приветственным ужином в Batiment des Forces Motrices, бывшем здании гидроэлектростанции, а теперь одном из самых модных помещений для культурных мероприятий Женевы, а также традиционной выставкой-семинаром в рамках самого SIHH. Тема последнего тоже была выбрана показательно. Вместо эффектной красочной экспозиции посетители оказывались в классической учебной мастерской, где им предлагалось разобрать часовой механизм — то есть принять участие в самом ключевом процессе индустрии (правда, осталось за кадром, кто потом эти механизмы обратно собирал).

Стенд Audemars Piguet

Идея скромности и какой-то подчеркнутой деловитости витала в воздухе на протяжении всех четырех официальных дней салона. Как будто женевские дома частично решили вернуться к заветам Жана Кальвина. Даже в оформлении стендов появилась сдержанность и желание что-то рационализировать. Например, IWC после гоночных треков и аквариумов в этом году, представляя обновленную линию Portugieser, оформил стенд в стиле «рабочего пространства», намекая на открытие новой мануфактуры и запуск двух базовых калибров — трехстрелочника 42 и хронографа 69, которые позволят марке вообще больше не зависеть от сторонних поставщиков. Пожалуй, только Roger Dubuis, как всегда, проявил максимум фантазии, оформив стенд как нечто среднее между «Метрополисом» Фрица Ланга и пещерой «Чужого» и населив персонажами из «астрала». Впрочем, это единственная марка SIHH, у которой есть специальный креативный директор, который еще отвечает и за кинематограф. Еще немного праздника добавил в атмосферу салона Richard Mille, выпустив моделей в цветочных костюмах — в честь запуска своего удивительного Tourbillon Fleur, зато в этом году бренд впервые отказался от 3D-презентации в пользу обычного показа новинок.

Urwerk UR-210S на стальном браслете

И, тем не менее, несмотря на такую не совсем праздничную атмосферу 25-го SIHH, у подавляющего большинства гостей, клиентов и журналистов, его посещение оставило необычайно приятное впечатление. В чем тут дело? В часах, конечно же.

Christophe Claret Aventicum с голограммой

Без сенсаций

Посетители SIHH очень любят уже буквально на второй день салона задавать всем встреченным знакомым вопрос: «Что вам больше всего понравилось?». Ответить на него теоретически не сложно, потому что марок на самом салоне всего шестнадцать, и ко второму дню о новинках большинства из них уже можно составить какое-то мнение (а на третий день ознакомиться и с премьерами еще десятка брендов, традиционно оккупировавших сьюты отелей вокруг Женевского озера, так что картина становится совершенно законченной).

Officine Panerai Radiomir Firenze 3 Days Acciaio с гравировкой флорентийского узора

Итак, общий вердикт в этом году звучал так: в целом без сенсаций — действительно, разве могут современные концепты тягаться с некоторыми недавними изобретениями, которые буквально взрывали мозг — зато очень много новых интересных, красивых и носибельных часов, явно рассчитанных на долгосрочную перспективу.

Roger Dubuis Excalibur Spider, скелетон

И причем каждый из опрошенных находил какую-то свою персональную симпатичную тенденцию. Говорили об уменьшении корпуса — и в качестве иллюстрации приводились обновленные модели Portugieser от IWC или Hamptons от Baume & Mercier. Тогда как кого-то другого, наоборот, радовало, что Audemars Piguet наконец увеличил диаметр своей культовой Royal Oak, реинкарнированной в 2012 году с 38мм до 41мм(также поступили F. P. Journe со своей Octa Lune). Представительницы прекрасного пола отмечали большое количество ювелирных моделей и особенно специальных дамских усложнений: кроме традиционных Van Cleef & Arpels с «поэтическими усложнениями», тот же Audemars Piguet решил отметить 20-летие Millenary именно женскими премьерами, Roger Dubuis представил особые инкрустированные цветочные скелетоны, Vacheron Constantin дополнил юбилейную линию Harmony изящным маленьким калибром, а Richard Mille устроил целое представление с турбийоном, спрятанным в распускающемся цветке.

Поклонники вневременной часовой классики были приятно поражены, что сразу несколько домов приготовили абсолютно новые — в буквальном смысле — дизайны моделей: Cle de Cartier, Heritage Chronometrie от Montblanc, Panerai Radiomir Firenze (пока что это лимитированная серия для флорентийского бутика, но с большой долей вероятности это новое направление эстетики марки). Даже классика от Baume & Mercier в этом году обрела совершенную законченность в форме триады Classima-Capeland-Promesse, которая рассчитана на любые случаи жизни.

Romain Jerome Space Invaders Ultimate Edition

Vacheron Constantin Harmony Chronograph

Год всего

Что же касается трендсеттеров, то им определенно было где разгуляться. Еще до официального начала SIHH можно было с легкостью придумывать заголовки для часового обзора. Например, «Год скелетонов»: такие премьеры представили Cartier, Parmigiani, Piaget, конечно же, Roger Dubuis, у которого тот самый стенд, стилизованный под пещеру чудовищ из «Чужих», должен был напоминать скелетон изнутри.

IWC Portugieser Hand-Wound Eight Days Edition «75th Anniversary»

Или «Год репетиров» — соревнование в этом сложнейшем акустическом устройстве устроили сразу пять ведущих мануфактур, причем стоит добавить, что Audemars Piguet выпустил инновационный очень звонкий концепт, саксонская Lange & Sohne дебютировала на этом поле сразу со сложнейшим децимальным репетиром (отбивающим не 15-, а 10-минутные интервалы), а еще три дома включили гонги в модели класса Grand Complication.

Montblanc Tourbillon Cylindrique Geospheres Vasco da Gama

Также подойдет «Год астрономии» — тут постарались Jaeger-LeCoultre с целой тематической коллекций (ей посвящена отдельная статья в этом номере), Montblanc, выпустившая лимитированную серию, посвященную путешествию Васко да Гамы, и воспользовавшаяся случаем поместить на циферблат карту звездного неба Южного полушария и прочие навигационные функции, наконец, Parmigiani, изготовившая лимитированную серию Tonda 1950 с циферблатами из метеорита.

Не стоит забывать об ультратонких хронографах — Piaget, установившей новый мировой рекорд в Altiplano, и Vacheron Conastantin, представившей потрясающий однокнопочный сплит-хронограф Harmony с периферийным ротором.

Piaget Altiplano Chronograph, ультратонкий flyback-хронограф

А также 2015-й можно назвать Годом новых материалов (дождливым днем мы еще отдельно поговорим о полимерном карбоне), Годом мануфактурных калибров, декоративных техник, возрождения моды 1930-х, 40-х и 70-х. и, конечно же, не будем забывать о турбийонах — пожалуй, давно в одном месте нельзя было увидеть сразу столько красивых панорамных «вихрей». Случайно ли, что именно сейчас Филипп Дюфур и Greubel Forsey показали реальный результат своего многолетнего проекта Naissance du Montres — первый турбийон, целиком изготовленный и собранный вручную с помощью старинных инструментов мастером Мишелем Буланже.

Van Cleef & Arpels, часы-браслет Carpe Koi

Среди модных трендов этого года можно отметить индикацию в окнах вместо традиционных счетчиков (хотя тут кое-кто может и не согласиться все большую популярность полированного титана, который решительно теснит сталь; победное шествие металлических браслетов по трупам вытирающихся и темнеющих ремешков. Красивый стальной браслет в стиле AР и забавный твидовый ремешок — это главное, над чем работал инновационный технический дуэт Urwerk, золотые браслеты в классических коллекциях Tonda 1950 и Altiplano впервые представили, соответственно, Parmigiani и Piaget.

Ассоциация туроператоров России (АТОР) 24 июня заявила, что в результате падения курса фунта стерлингов «одно из самых дорогостоящих направлений» для российских туристов за ночь стало дешевле. В АТОР отметили, что сейчас самое подходящее время, чтобы отправиться в Великобританию с туристическими целями.​ РБК также писал, что падение фунта может привести к снижению цен алкогольной продукции из Соединенного Королевства, в первую очередь виски и джина.В 1853 году в одном из парижских ателье появился весьма экзотический на то время товар, именуемый карманным хронометром. Именно с этого момента началась история бренда Cartier. У истоков знаменитой мастерской стоял Луи Картье, главным смыслом жизни которого было создание различных зарисовок и эскизов для механизмов, отмеряющих ход времени. После смерти он оставил потомкам огромное количество своих идей, зафиксированных на бумаге.

Van Cleef & Arpels Lady Arpels Jour Nuit Oiseaux de Paradi 

Из всего вышеописанного возникает впечатление, что трендов и направлений в современной часовой роскоши уж слишком много. Но если задуматься, то можно заметить, что в основном все премьеры этого года, представленные на Женевском часовом салоне (поскольку участники SIHH, это все-таки сливки часовой индустрии) объединяет один общий художественный прием, называемый законом максимального смещения.

Cartier Reves de Pantheres с указателем времени суток

Прощайте квадраты

У знатока часовой механики понятие «максимального смещения», скорее всего, вызовет ассоциации с колебаниями маятника, но в данном случае речь пойдет о биологии. Даже более конкретно, о ее узкой области, нашедшей практическое применение в дрессировке зверей.

Суть в том, что если создать у подопытного животного рефлекс, что, скажем, в квадратной кормушке еда невкусная, а в прямоугольной всегда вкусная, он, естественно, будет выбирать только прямоугольную кормушку. Но если затем предложить на выбор две прямоугольных кормушки — зверушка выберет ту, которая на вид более прямоугольная. И чем больше геометрическая фигура будет вытянута (то есть меньше походить на квадрат), тем скорее животное скажет себе: какой отличный прямоугольник, как же я жил без него раньше!

И так будет происходить каждый раз: усиление, утрирование полюбившихся признаков будет доставлять подопытному объекту неизменное удовольствие. Прием максимального смещения с успехом применяется в живописи, в моде, на нем построено искусство карикатуры, а также фотосессии эротических журналов.

Можно не сомневаться, что и часовые бренды научились применять этот закон на практике. Представленные на SIHH-2015 ультратонкие часы, новые модели с тремя стрелками, с турбийонами, репетирами или скелетоны в корпусе из каучука — все обладают самыми популярными характеристиками часовой моды десятилетия, улучшенными и выгодноподчеркнутыми. Так что в ближайшее время нас ожидает много разнообразных сексуальных прямоугольников, которые уж точно не спутаешь со скучными квадратами.

IWC Portugieser Annual Calendar, новая модель коллекции