Три года назад на мануфактуре в Шаффхаузене состоялась презентация Portuguese Siderale Scafusia — астрономических часов с огромным турбийоном, оснащенным модулем постоянной силы. Эта модель стала флагманом технических инноваций IWC.

Три года назад на мануфактуре в Шаффхаузене состоялась презентация Portuguese Siderale Scafusia — астрономических часов с огромным турбийоном, оснащенным модулем постоянной силы. Эта модель стала флагманом технических инноваций IWC. Ее представил член совета директоров компании Ханнес Пантли, который пошутил, что журналистам вовсе не обязательно запоминать его имя, теперь его будут звать просто «мистер Сидераль». Господин Пантли излишне скромен. На самом деле, как человек, проработавший на мануфактуре целых 44 года, он не меньше легендарного Курта Клауса заслуживает того, чтобы называться «мистер IWC».

В 2011 году вы стали «посланником» Portuguese Siderale Scafusia. Не могли бы вы подробнее рассказать, в чем заключается ваша миссия и как продвигается эта работа?
Дело в том, что Portuguese Siderale Scafusia не просто сложный механизм, а астрономические часы, которые индивидуально настраиваются под координаты географического местоположения клиента. Поэтому каждая модель изготовляется на заказ, и предварительно надо собрать много технической информации. И не только технической, ведь в этой модели индивидуальный подход применим ко всем аспектам, дизайну, материалам, стилю оформления.

В 46-мм корпусе  IWC Portuguese Siderale Scafusia установлен калибр 94900 с турбийоном, модулем постоянной силы, индикацией звездного и солнечного времени, восхода и захода Солнца, точной картой созвездий с линией горизонта

Насколько успешно идут продажи?
Я не могу вам назвать точных цифр, но проект вызвал большой интерес. Мы опасались, что Siderale может показаться слишком сложной, именно поэтому я и взялся быть ее гидом. Но оказалось, что заказчики с самого начала понимают и ценят весь технический замысел. Причем независимо от региона. За эти годы мы продали Portuguese Siderale Scafusia в Азии, на Ближнем Востоке, в Южной и Северной Америке. Интересно, что самый первый заказ поступил из Европы.

А были странные просьбы? И какие вопросы чаще всего задают заказчики Siderale?
Это бесконечно интересная работа, потому что никогда не знаешь, с каким клиентом придется иметь дело. Все очень разные. Я не буду глубоко вдаваться в подробности, но, например, у нас был заказчик, который хотел приобрести Portuguese Siderale Scafusia в комплект к своей яхте. А яхта была также сделана на заказ, стоила несколько миллионов долларов и была настолько современная, что на ней все было изготовлено из титана. Соответственно, мы сделали полностью титановый вариант часов. Что касается вопросов, то в первую очередь всех интересует точностькартызвездногонеба. Ведьстоит изменить земные координаты буквально на пару десятков метров, и положение созвездий также изменится. Ваш сосед видит ночное небо не так, как вы (смеется).

Сколько вам обычно требуется времени, чтобы сделать звездную карту с точными координатами?
Три месяца занимают расчеты. И еще несколько месяцев на то, чтобы изготовить сам звездный циферблат. Всего производство одной модели требует от девяти месяцев до года. И тут несложно догадаться, какой второй вопрос люди задают, узнав про астрономическую точность: а что будет, если я перееду? Могу ли я отдать часы в перенастройку? Я говорю, что это теоретически возможно, но технически очень сложно. Проще купить новые Portuguese Siderale Scafusia!

А старые часы продать?
Видимо, вместе с домом (смеется).

Премьера SIHH-2014: Aquatimer Deep Three с глубиномером

В последние годы модели с астрономическими усложнениями стали едва ли не самым модным трендом в часовой механике. Причем, как вы отметили, клиентов привлекает не только эстетика, но и технические характеристики. Хотя они же не телескоп «Хаббл» покупают, а классическую часовую механику. В чем причина этого интереса?
Знаете, в часовом деле вообще мало логики. Я видел, как люди, приобретшие Portuguese Siderale Scafusia, начали всерьез интересоваться астрономией. То есть все-таки вначале была идея купить часы. Не знаю точно, чем людей привлекают подобные модели. Могу предположить, что они восполняют постоянную потребность в чем-то новом, которая присуща часовой индустрии. Астрономия как раз и хороша тем, что в ней все двигается, меняется, вроде бы все орбиты известны, но их всегда можно по-новому интерпретировать, ведь это бесконечная Вселенная, которую мы можем лишь пытаться наблюдать. Второй аспект заключается в том, что все звездные модули, уравнение времени, сидерическое время, даже лунный календарь предполагают очень точные вычисления. А такие вычисления в механике являются признаком настоящей эксклюзивности. Большей, чем любая ручная гравировка или инкрустация.

Вы пришли в IWC в 1972 году, как раз накануне кризиса швейцарской часовой индустрии. Вы помните, как это было?
А как же! Я только начал работать в компании и толком не понимал, что происходит. Но было очевидно, что ничего хорошего.
В первый год моей работы число служащих в Шаффхаузене сократилось на треть, а всего в Швейцарии в 1973 году было уволено около 6000 часовых работников.

Премьера SIHH-2014: Aquatimer Chronograph

Но IWC же была первой часовой компанией, на которую вы устроились. Не возникло желания сразу сменить род занятий?
Я пришел из банковской сферы, где кризис начался еще раньше. Действительно, 70-е были очень трудным периодом для компании: некоторое время она пребывала на грани банкротства. Но в итоге нас выручили два обстоятельства. Первое — это открытие ближневосточного рынка. Тогда в Швейцарии никто толком не знал, что собой представляет этот регион, его называли «пиратским побережьем». Впервые я поехал в Дубай в 1973 году, и после Европы это был резкий контраст. Мне казалось, я попал в приключенческую книгу. Все эти нефтяные шейхи, их образ жизни, их страсть к коллекционированию. Некоторые покупали по несколько экземпляров сразу. А вторая удача для IWC заключалась в том, что в 1977 году я познакомился с Фердинандом Порше, и врезультате этого сотрудничества появились первые часы в титановом корпусе, которые произвели фурор на рынке. Наконец, в 1979 году Курт Клаус создал свой знаменитый механизм вечного календаря, и дела мануфактуры уверенно пошли в гору. Я и сегодня считаю, что это был и самый сложный, и самый интересный этап в истории IWC.

Кроме Porsche Design, какая модель была безусловным бестселлером IWC в 70-е?
Это были сеты. В первую очередь ювелирные дамские комплекты: часы и к ним в пандан кольца, серьги и колье. Для мужчин мы выпускали наборы из часов, запонок, зажигалок и ручек.

Portofino Chronograph в розовом золоте, премьера весны 2014

Как Must de Cartier?
В то время все делали такие вещи. Даже Patek Philippe начал выпускать запонки к своим часам.

А Ingenieur, переделанный Джеральдом Джентой, разве не был популярным?
Знаете, поначалу это был полный провал! Джента придумал фантастический дизайн, но он совершенно не продавался. В первую очередь из-за размера. Часы были слишком большими и толстыми. Но дело в том, что мы хотели, чтобы механизм был точным, а в то время это означало отказ от уменьшения высоты. Поэтому калибр 8451 устанавливался в корпус высотой 12 мм и диаметром 40 мм. Не забывайте, люди только недавно полюбили большие часы. Например, когда я еще в 1993 году предлагал выпустить Portuguese увеличенного диаметра, мне говорили — ты сошел с ума, кому захочется носить такую шайбу?!

С Беппе Аброзини, бренд-менджером IWC в Италии (в центре) на открытии бутика в Венеции в марте 2014 г.

Вы помните свои первые часы?
Забавно, но я познакомился с IWC задолго до работы в компании. В Швейцарии есть такая традиция: на 16-летие мальчику дарят его первые «взрослые» часы. Поэтому когда я учился в коммерческой школе, все мои сокурсники хвастались своими Omega, Certina и тому подобным… А у одного парня были IWC. Никто не знал, что это за марка. Но его отнюдь не смущало, это был такой самоуверенный юноша, он всем отвечал: «Если вы не знаете эти часы, это проблема ваша, а не часов». Я это запомнил. И когда начал работать в Шаффхаузене, приобрел свои первые часы. Но это были не IWC (смеется). А старинные карманные часы в очень красивом золотом корпусе, между прочим, принадлежавшие российскому эмигранту, который смог увезти их в Париж после революции, но потом был вынужден продать. Они до сих пор у меня хранятся. С них началась моя искренняя любовь к часам.

Ханнес Пантли на презентации Portuguese Siderale Scafusia осенью 2011 года в Шаффхаузене

А любимая модель IWC у вас есть?
Нет, не могу выделить что-то одно. Каждый год мануфактура представляет целый ряд новинок. И только я решу что-то купить, как внутренний голос начинает нашептывать: подожди, в следующем году будет еще лучше! (Смеется.) Наверное, одни из самых любимых часов, на покупку которых я все-таки решился, это Portuguese Double Moon в розовом золоте с черным циферблатом. Для меня это образец одной из самых красивых и функциональных моделей. Но также я всегда с интересом изучаю новинки Da Vinci и Grand Complication. Возвращаясь к нашему разговору о полезности астрономических функций — мне, например, нужен лунный календарь. Поскольку я охотник, то мне важно знать о наступлении полнолуния.

У корпуса красивый сложный профиль, в его декоративной отделке важную роль играют винты — они придают часам более спортивный и мужской вид. Заводная головка сделана в виде шайбы. Она украшена ограненой шпинелью. Камень яркий, синий и очень крупный. Защитой от повреждений головке служат два массивных выступа.Стрелки приводятся в движение первым собственным механизмом Cartier — калибром 1904 МС. Функции у него такие: часы, минуты, малая секунда и указатель даты. Он заводится автоматически, а запаса хода ему хватает на 48 часов. Задняя крышка непрозрачная. Корпуса (их диаметр составляет 42 мм) делаются из стали или розового золота. Есть также модель в которой стальной корпус сочетается с золотым безелем.Часы были впервые представлены на выставке SIHH-2014 и уже продаются в России. Модели, которые вы только что видели, мы сняли в бутике Cartier на Петровке. Цена: от 326 000 рублей.

Мануфактура и штаб-квартира IWC в Шаффхаузене, на берегу Рейна, где Ханнес Пантли работает с  1972 года

Где и на кого вы охотитесь?
В основном на оленей и диких кабанов. Иногда езжу в Австрию, но чаще всего провожу сезон в Шаффхаузене.

Может, вы и оружие коллекционируете?
Я вообще по натуре не коллекционер. Но иногда попадаются такие забавные объекты, что невозможно удержаться. Например, на Ближнем Востоке я приобрел АК-47, полностью покрытый золотом. Но если серьезно, в оружии есть много схожего с часами. Когда вы смотрите на элитные охотничьи ружья, то помимо функциональности также обращаете внимание на дизайн, ручную работу, гравировку. Кстати, в охоте для меня сама стрельба вовсе не главное. Мне нравится быть в лесу, проводить время в компании друзей.

Вас называют гением продаж IWC. Но, может быть, есть какая-то модель, которая и своим появлением обязана вам?
Курт Клаус как-то сказал мне в шутку:
«Я изобрел вечный календарь Da Vinci. А ты изобрел Portofino». В 1983 году были кварцевые часы, была сложная механика, но никому не приходило в голову запустить линию повседневных автоматических моделей. А я был уверен, что у IWC должна быть такая коллекция. Так что я придумал концепцию, винтажный стиль и выбрал название.

Любимая модель Ханнеса Пантли Portuguese Perpetual Calendar

Сейчас IWC представляет премьеры по довольно оригинальной схеме: в январе полностью обновляет только одну коллекцию, а потом в течение года выпускает еще несколько «тематических» новинок. Почему вы решили перейти в такой режим?
В год 140-летия IWC мы представили коллекцию Vintage, посвященную шести основным «семействам» марки. Тогда было принято решение не запускать в ближайшее время никаких новых линий, поскольку существующие полностью отражают все наши направления. Но современный рынок каждый год требует чего-то нового. Потому что сейчас часы — это не столько продукт, сколько интересно рассказанная история. И чтобы не перегружать наших поклонников излишней информацией, мы решили обновлять линии по очереди. Теперь у каждой коллекции есть пятилетний запас, чтобы полностью раскрыть свой потенциал, а у часовых ценителей — каждый год новая тема для обсуждения.

Опубликовано в журнале «Мои Часы» №3-2014