4 декабря в парижском Grand Palais (Большом дворце) открылась грандиозная выставка «Cartier. История и стиль». Она станет настоящей летописью из шедевров ювелирно-часового дома, основанного в 1847 году и ставшего частью истории мировых искусств, государств и выдающихся личностей.

4 декабря в парижском Grand Palais (Большом дворце) открылась грандиозная выставка «Cartier. История и стиль». Она станет настоящей летописью из шедевров ювелирно-часового дома, основанного в 1847 году и ставшего частью истории мировых искусств, государств и выдающихся личностей. Одна из самых захватывающих глав этой истории связана с Россией, и в этом году, с открытием нового бутика Cartier на Петровке, в ней появилась новая страница.

РУССКИЕ СЕЗОНЫ
Начало прошлого столетия стало для Cartier стартом мировой экспансии, стирающей географические, временные и социальные границы. Восхищение выдающимися произведениями ювелирного и часового искусства объединило хранящих средневековые драгоценности индийских махараджей, первых звезд голливудского кино, успешных европейских промышленников и российских монархов. Внуки Луи-Франсуа Картье — Луи, Пьер и Жак — построили взаимодействие с новыми рынками так, что марка не только щедро делилась с клиентами своим опытом в работе с драгоценностями, но и находила источники вдохновения для будущих шедевров в азиатской и славянской культурах.

Ожерелье Crocodile из золота, покрытого 1023 бриллиантами и 1060 изумрудами, изготовленное в 1975 году по заказу мексиканской кинозвезды Марии Феликс

Ожерелье Crocodile из золота, покрытого 1023 бриллиантами и 1060 изумрудами, изготовленное в 1975 году по заказу мексиканской кинозвезды Марии Феликс

В России с изысканной роскошью Cartier были знакомы с конца XIX века: граф Салтыков, будущий покровитель парижского ювелирного дома при дворе Романовых, приобрел золотой браслет с изумрудами в 1886 году. Cartier поставлял свои изделия ко двору императора к рождественским праздникам — в самый радостный и волшебный период года. В бурные годы начала ХХ века Пьер Картье воочию восхищался великолепием домов аристократов в Санкт-Петербурге и Москве, так ждавших появления ювелирного салона «Картье» в России. В 1907 году желания российской знати частично удовлетворила временная выставка-продажа в отеле «Гранд-отеле Европа», гостьей которой была и императрица Мария Федоровна. Сезонные выставки стали традицией, а дом Cartier оставался официальным поставщиком двора Николая II до начала Первой мировой войны.

Настольные часы Model A, изготовленные в Париже в 1914 году — одна из самых ранних «мистических» моделей Cartier

Настольные часы Model A, изготовленные в Париже в 1914 году — одна из самых ранних «мистических» моделей Cartier

Естественно, роман России и Cartier был взаимным: с каждой поездкой парижские ювелиры находили новые источники вдохновения. Так, образ диадемы «Кокошник» 1908 года легко узнается в традиционном русском головном уборе в форме полумесяца. Мастера Cartier «просто» заменили ткань и ленты на бриллианты в обрамлении изящных ландышей из платины. Когда Европа пережила настоящий взрыв моды на русское балетное искусство после гастролей труппы Сергея Дягилева с Вацлавом Нижинским и Тамарой Карсавиной, в доме Cartier необычно яркие цвета, использованные в костюмах и декорациях балетов, вызвали появление на свет красочных сочетаний изумруда с сапфиром, аметиста — с рубином и т.д. В 1906 году дом переосмысляет наследие еще одного ювелира, чье имя неразрывно связано с российской культурой: он создает собственное пасхальное яйцо, вдохновленное 15 пасхальными яйцами, показанными Карлом Фаберже на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Драгоценное творение Cartier, украшенное портретом царевича, было преподнесено Николаю II во время официального визита в Москву в 1912 году муниципального совета Парижа.

Каждая новая модель часов Cartier имеет довольно простое, но вместе с тем, полное значения нименование. Это подтверждают такие популярные коллекции как Tank, Tonneau, Tortue, Privee Cartier Paris и прочие. Все они являются яркими представителями оригинальных дизайнерских решений. Точный часовой механизм в сочетании с изысканными формами, придуманными мастерами ювелирного дела – непременно главные составляющие успеха лейбла Cartier. Вы не найдете практически ни одного товара под этим брендом, который бы не был изготовлен из самых благородных материалов и оснащен мануфактурными калибрами, представляющими лучшие часовые традиции.Впервые эти часы увидели свет в 1983 году и стремительно стали культовыми. Пантеры, царицы бестиария Cartier и главного талисмана Дома, вы в дизайне этой модели не разглядите. Во всяком случае, если речь не идет об уникальных выпусках с рисунками на циферблате или пестром, под шкуру леопарда, браслете. Здесь дизайнеры марки поймали дух хищницы. Тридцать лет назад эмансипация и образ сильной женщины впервые с начала ХХ века вернулся в моду, поэтому девичью модель с откровенно мужским по меркам того времени дизайном и назвали пантерой.

Луи Картье настолько восхищался роскошью российского двора, что украшал имперской символикой многие золотые аксессуары в 1910-е годы

Луи Картье настолько восхищался роскошью российского двора, что украшал имперской символикой многие золотые аксессуары в 1910-е годы

КОРОЛЬ ЮВЕЛИРОВ И ЮВЕЛИР КОРОЛЕЙ
Таким титулом наградил Луи Картье один из его самых верных клиентов — британский король Эдуард VII, основатель Виндзорской династии. С начала ХХ века украшения Cartier появляются в коллекциях ведущих европейских королевских семей: например, 1910-й стал годом создания диадемы для королевы Бельгии Елизаветы, а в 1920 году появилась диадема испанской королевы Виктории-Евгении. Сохраняют верность Cartier и представители монархии нового тысячелетия: будущая герцогиня Кембриджская Кэтрин Миддлтон появилась на бракосочетании в диадеме, созданной в 1936 году для будущей королевы Елизаветы II.

Британский король Эдуард VII с супругой Александрой

Британский король Эдуард VII с супругой Александрой

Среди российских поклонников таланта парижских ювелиров выделяется великая княгиня Мария Павловна — одна из постоянных клиенток Cartier, в коллекции которой была роскошная диадема с рубином Богарне и эгрет с изумрудами грушевидной огранки и бриллиантовыми листьями. Поразительно, но даже после падения монархии великой княгине удалось спасти свои уникальные украшения. В 1919 году, когда она последней из императорской семьи покидала уже советскую Россию, по ее заданию британский шпион Альберт Стопфорд в одежде рабочего проник в ее заброшенный особняк с сейфом с драгоценностями и вынес оттуда два саквояжа. Драгоценности были переправлены в Лондон, откуда распространились по монаршим дворам Европы. Известно, например, что диадему Марии Павловны носила бабушка английской королевы Елизаветы II Мэри, передавшая ее по наследству внучке.

Пьер Картье во время первой поездки в России, 1904 г.

Пьер Картье во время первой поездки в России, 1904 г.

Сохраняя приверженность роскоши и сияющим, часто уникальным по своим характеристикам, драгоценным камням, дом Cartier в начале прошлого века продемонстрировал способность следовать последним модным тенденциям. Так к ювелирным изделиям добавились часы: сначала встроенные в изысканные украшения (как, например, купленные князем Юсуповым миниатюрные часы-кулон «Корзина цветов», открывающие циферблат при нажатии на бриллиант), а затем превратившиеся в наручные.

Portique Mystery Clock, сделанные в стиле дверей синтоисткого храма, 1923-1925 гг.

Сегодня часы от Cartier – это аксессуар, совмещающий в себе неповторимое изящество французского ювелирного дизайна и непревзойденную надежность швейцарских механизмов, их великолепное качество.Коллекция Calibre de Cartier до 2014 года словно пребывала во сне и забвении. Если такие слова как «танк», «баллон», «сантос» даже у людей не особо интересующихся часами вызывали в памяти довольно точные ассоциации, то с «калибром», появившимся в 2010 году, сложности возникали и у знающих. Трудно было даже сказать спортивные это часы или классические. Но с выпуском модели для дайвинга, «калибр» наконец обрел лицо и стало понятно, что компания Cartier, развивая эту коллекцию, собирается делать главный акцент на спортивную составляющую.Если попросту, то Calibre de Cartier Diver — это часы, в которых можно купаться. Определение хоть и не полностью раскрывает характер модели, зато обозначает важную характеристику, которую многие считают для себя ключевой при выборе часов. «Можно купаться» не значит, что человек собирается погружаться с «калибром» на руке и воздушным баллоном за спиной, речь скорее о том, что отдыхать в бассейне или на море он предпочитает не расставаясь с любимыми часами. Выпустив «дайвера», Cartier сделала шаг навстречу именно этой категории своих клиентов.

Portique Mystery Clock, сделанные в стиле дверей синтоисткого храма, 1923-1925 гг.

МИСТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ
Современная часовая коллекция дома питает вдохновение в истории, но обращена в будущее. Модели, демонстрирующие высочайший уровень мастерства при работе с такими традиционными техниками, как эмаль, гравировка, маркетри или декорирование мини-фигурок сверкающими камнями, гармонично соседствуют с революционными калибрами и материалами завтрашнего дня. Дизайнеры продолжают экспериментировать, при этом снова и снова вдыхая жизнь в образы, принесшие славу первым часовым сериях Cartier. В новых коллекциях современные механизмы и усложнения облекаются в формы Tank, Santos, Tortue, Baignoire и Pasha, ведущие свою историю из первой половины XX века.

Ожерелье Snake из платины, белого и розового золота, 2473 бриллианта, 1968 г.

Ожерелье Snake из платины, белого и розового золота, 2473 бриллианта, 1968 г.

Коллекцию из 15 уникальных «таинственных» часов со стрелками, будто парящими в воздухе, которая станет частью экспозиции в Большом дворце, можно воспринимать как своеобразный мост из прошлого в будущее Cartier. Исторический отсчет на выставке начинают приобретенные графом Греффюлем настольные часы 1914 года с украшенными бриллиантами стрелками из платины в обрамлении горного хрусталя. Наблюдая за развитием идеи мистических стрелок в часах 1923 года в форме ворот синтоистского храма в модели 1928 года, где часы покоятся на фигуре нефритового слона, или в величественных часах 1967 года на постаменте из лазурита можно увидеть истоки появления Rotonde de Cartier Mysterious Hours. Спустя сто лет после создания настольных «таинственных» часов из мастерских компании вышли два механизма, которые произвели фурор на Женевском салоне 2013 года: Rotonde de Cartier Mysterious Hours и Rotonde de Cartier Mysterious Double Tourbillon позволили увидеть идею парящих стрелок в новом виде. Строгие линии, сложная механика и сдержанность, скрывающая восторг от достижения совершенства, — вот чем стала идея начала двадцатого столетия в новом веке.

Открыте бутика Cartier в Нью-йорке, 1909 г.

Открыте бутика Cartier в Нью-йорке, 1909 г.

Спроектированный в 1912 году корпус Tortue теперь обрамляет механизм часов Multifuseaux, которые дают возможность узнавать время во второй часовой зоне, сверив показания на центральном часовом диске с названием города, появляющейся в окошке на боку корпуса. Корпус с воинственным названием Tank, изобретенный Луи Картье в неспокойном для России 1917-м, теперь демонстрирует современный скелетон, сохраняющий характерные для коллекции вытянутые римские цифры. Столетие практичных часов Santos de Cartier, разработанных Луи Картье в 1904 году по просьбе его друга-летчика, пионера бразильской авиации Альберто Сантуша Дюмона, чтобы тот мог узнавать время в полете, отмечает элегантная модель с вкушающей нектар колибри на циферблате. Наконец, часы серии Pasha, созданные в 1932 году для паши Марокко, превратились в роскошный аксессуар для современной женщины, соединяющий знаковое для бренда изображение пантеры с актуальным скелетонизированным механизмом.
Наблюдение за тем, какие трансформации претерпевают легендарные формы Cartier, — это само по себе приключение во времени, которое может пережить каждый посетитель парижской выставки.

НЕЗРИМОЕ ПРИСУТСТВИЕ
Торжественное открытие первого российского бутика Cartier на Кузнецком мосту состоялось в 1996 году — спустя почти столетие после визита Пьера Картье в Россию. В 2003 году Cartier открыл в Москве бутик Высокого ювелирного искусства, а в 2010-м принял покупателей салон в СанктПетербурге на набережной реки Мойки.
Отныне связь ювелирного дома с российской столицей становится еще крепче: в особняке на Петровке открывается один из крупнейших бутиков Cartier в мире. Интерьер площадью более 1000 м2 создал архитектор Бруно Муанар — обладатель медали Академии архитектуры за выдающиеся заслуги, — отвечающий за стиль бутиков Cartier с 2000 года. В столице воссоздана атмосфера открывшегося в 1899 году бутика на Рю де ля Пэ, где бывала императрица Мария Федоровна.

Часы Rotonde de Cartier Mysterious Hours, представленные на SIHH 2013, с калибром 9981 МС

Rotonde de Cartier Mysterious Hours, представленные на SIHH 2013, с калибром 9981 МС

Здесь великолепие изготовленной для замка Фонтенбло пятиметровой люстры с канделябрами из позолоченной бронзы и каскадами резного хрусталя объединяется с атмосферой уединенности и спокойствия. Это характерное для бутиков Cartier сочетание получило название «салонов Жанны Туссен» — стиля, созданного креативным директором ювелирного дома и музой Луи Картье. То, о чем мечтали аристократы российской империи в начале прошлого столетия, воплощается в жизнь сегодня. Нынешние поклонники элегантности Сartier могут знакокомиться с новыми изделиями в роскошном московском доме марки, ощущая незримое присутствие и одобрение царственных покровителей Картье.

 

Опубликовано в журнале «Мои Часы» №6-2013