Год назад Станислас де Керсис сменил многолетнего президента Cartier Бернара Форнаса. Без сомнения, кандидатура нового главы «флагмана Richemont» была выбрана весьма удачно: де Керсис не только блестяще руководил домом Van Cleef & Arpels

Год назад Станислас де Керсис сменил многолетнего президента Cartier Бернара Форнаса. Без сомнения, кандидатура нового главы «флагмана Richemont» была выбрана весьма удачно: де Керсис не только блестяще руководил домом Van Cleef & Arpels, но и ранее имел долгий опыт работы в самом Cartier, возглавляя североамериканское, а затем и французское подразделения. Одним из первых реальных результатов его работы стала новая коллекция 2014 года. И этот результат превзошел самые смелые ожидания.

Господин де Керсис, вы, наверное, и сами догадываетесь, каким будет первый вопрос. Почему дайверские?!
Судя по вашему тону, модель Calibre de Cartier Diver вас весьма удивила.
Роскошный французский бренд предлагает ювелирные изделия и часы самого высокого качества. Магазин расположен на углу Парижской улицы и Старомнестской площади в одном из исторических зданий и является идеальным местом для покупки предметов роскоши, таких, как свадебные диадемы, обручальные кольца, часы, броши и многие другие аксессуары.Французский ювелирно-часовой дом Cartier анонсировал новинку Международного салона высокого часового искусства SIHH-2018 в Женеве, сообщает Hodinkee.Дом показал новые часы из коллекции Rotonde de Cartier — Rotonde de Cartier Mysterious Day & Night с индикацией дня и ночи. Часы в 40-миллиметровом корпусе из розового золота, с прозрачным циферблатом, характерным для линии Mysterious, оснащены механизмом разработанного домом калибра 9982 MC. Единственная синяя стрелка показывает минуты в нижней части циферблата, часы указывает стилизованное солнце в верхней части циферблата. Индикатор дня и ночи в виде стилизованной кометы расположен с тыльной стороны корпуса. Запас хода модели — до 48 часов.

Еще бы…
Вот и ответ на ваш вопрос. Удивлять — это кредо Cartier. Не ради внимания, а чтобы подстегивать себя, не закостеневать в определенном ассортименте, постоянно пробовать что-то новое, рисковать, искать неожиданные решения. Как вы знаете, таких примеров в истории Cartier было немало: дом первым представил наручные часы, первым сделал «мистический» механизм, стал родоначальником наручных часов геометрических форм с углами. И всеми своими достижениями Cartier обязан тому, что никогда не боялся браться за нечто новое и непривычное.

Больше всего меня удивило не то, что Cartier выпустил новые для себя часы, а то, что эти часы — дайверские. В последние годы появилось много моделей с подобными характеристиками, глубоководная защита перестала быть чем-то особенным. Уместно ли Cartier конкурировать с часовыми марками, которые зарекомендовали себя как производители профессиональных спортивных часов?
Согласно вашей логике, нам не надо было выпускать и собственные турбийоны, потому что в высокой часовой механике их уже вполне достаточно. На самом деле, абсолютно не важно, кто, что и как уже сделал в области дайверских часов. Важно то, что Cartier подошел к решению задачи абсолютно по-новому, следуя исключительно нашим собственным правилам. Многие производители пишут Diver на своих часах, но далеко немногие из них реально соблюдают условия стандарта ISO 6425. Тогда как Calibre de Cartier Diver в точности соответствует всем характеристикам этой довольно жесткой маркировки, которые включают не только водонепроницаемость, притом что я бы не назвал эту модель «спортивной». Скорее, это повседневные часы. Вы спросите, зачем тогда нам называть коллекцию «дайвер»? Потому что, я считаю, высокие защитные требования ISO 6425 — это нормальная характеристика надежных повседневных часов в наше время. Часов, с которыми можно вообще не расставаться. Поэтому для нас запуск Calibre de Cartier Diver в итоге — это не попытка конкурировать с другими, а желание поднять стандарт мужских часов в целом на новый уровень. Уровень, достойный Cartier.

Но почему вы не представили этот новый стандарт в рамках линии Pasha, ведь она исторически была первыми водонепроницаемыми часами Cartier?
И снова — чтобы вас удивить (смеется). На самом деле та модель несколько устарела идеологически. Вы помните историю: Луи Картье создал часы для своего друга, марокканского паши, чтобы тот мог носить свои золотые часы, плавая в бассейне в своем дворце. В Calibre de Cartier мы несем несколько другое послание — это мужественные, современные часы для людей, ведущих активный образ жизни.

Ballon Bleu de Cartier Floral Marquetry в корпусе 42 мм из белого золота украшена 43 бриллиантами, автоматический калибр 049, лимит выпуска 20 экземпляров

Ballon Bleu de Cartier Floral Marquetry в корпусе 42 мм из белого золота украшена 43 бриллиантами, автоматический калибр 049, лимит выпуска 20 экземпляров

А вы не боитесь, что стиль Cartier в последние годы столь стремительно меняется, что скоро люди перестанут его узнавать?
Люди перестанут узнавать Cartier, если дом утратит свою смелость и кураж. Вы же не задаете подобный вопрос, когда мы представляем совершенно новую уникальную ювелирную технику, например, как в этом году — цветочное маркетри? Когда мы создаем новый дизайн или фантастический механизм, например, Astroregulateur или концепт ID2, вы не говорите: «Ммм… это не совсем в стиле Cartier», вы скажете: «Вау! Cartier снова превзошел себя». И этот кураж, неиссякаемое желание удивлять поддерживает постоянный интерес и к традиционным линиям. Я совершенно убежден, что запуск Calibre de Cartier Diver никак не уменьшит популярности Tank или Santos.

Вы вернулись в Cartier после нескольких лет работы в другом ювелирночасовом доме. Какие изменения вы заметили сразу?
Никаких. Миссия Cartier заключается в том, чтобы создавать изделия одновременно вечные и универсальные. Вечные — чтобы они сохранялись в веках, а универсальные — чтобы нравились всем, независимо от возраста и языка.
И этим дом занимается уже более полутора веков. Что могло измениться за несколько лет? На недавней исторической выставке Cartier в парижском Гран-Пале можно было увидеть непрерывность традиции дома, всю мощь его наследия. Представьте себе, что вы в саду: когда перед вами маленькое молодое дерево, вы, конечно, замечаете каждый год, как оно меняется. Но когда это уже вековое дерево с мощными корнями, вам уже не важно, как растут ветки. Главное — что оно каждый год приносит много плодов.

В украшении циферблата Ballon Bleu de Cartier Floral Marquetry использована уникальная техника цветочного маркетри из розовых лепестков, клюв птицы сделан из оникса, глаз — изумруд

В украшении циферблата Ballon Bleu de Cartier Floral Marquetry использована уникальная техника цветочного маркетри из розовых лепестков, клюв птицы сделан из оникса, глаз — изумруд

А если говорить не в исторической парадигме, а в более конкретном плане: процесс создания новых коллекций, маркетинг, модельный ряд…
На самом деле в Cartier каждый день рождается что-то новое. Я бы определил ключевое слово для дома — «дерзость». Нет границ для дерзости в создании новых моделей, в новых идеях, в творчестве. Мне кажется, сейчас мы переживаем золотой век высокого часового искусства. Я говорю без всякой иронии и ложной скромности. Это потрясающее время, которое запомнится соединением ювелирного и часового искусств, аккумулированием науки, механики, технологий и различных художественных и декоративных техник. Сейчас нет ничего невозможного, и в первую очередь для Cartier.

У вас у самого есть любимая модель Cartier?
Мне нравится менять часы. Нравится чувствовать, как меняется мое мироощущение в зависимости от модели, которая в данной момент на руке. Сейчас я ношу Les Heures Mysterieuses. И у меня буквально дух захватывает каждый раз, когда я гляжу на циферблат. Для меня эта модель является метафорой самой жизни: она одновременно простая и таинственная.

Calibre de Cartier Diver водонепроницаем до 300 метров и соответствует стандарту ISO 6425

Calibre de Cartier Diver водонепроницаем до 300 метров и соответствует стандарту ISO 6425

Я знаю, вы любите живопись, фотографию, любите цитировать классических авторов. Как такая поэтическая натура уживается с ролью решительного руководителя самого одного из самых известных люксовых домов?
Вы помните слова Шекспира в «буре»: «мы сотканы из ткани наших грез». Значит, мечты, грезы являются важной частью человеческой личности. Чтобы какой-то смелый проект стал реальностью, надо, чтобы он вначале где-то зародился в виде робкой мечты. И для этого в первую очередь не следует бояться мечтать. Да, я очень люблю поэзию, романтичные и фантастичные замыслы, и именно они помогали раздвигать привычные границы реальности. А когда удается выйти за рамки обыденности — это и есть успех.

В последние годы Cartier активно развивал собственную сеть бутиков. Вы будете продолжать эту стратегию? И зачем элитному дому столько представительств?
На самом деле вопрос всегда стоял не в количестве, а в качестве. Бутик — это не просто точка продаж, это место, которое раскрывает философию всего дома. Поэтому нам так важно было открыть новый бутик на Петровке в Москве — как и все изделия Cartier, он соответствует самому высокому уровню. И перед нами не стоит задача в дальнейшем расширять сеть бутиков, скорее, наша цель в том, чтобы все флагманы Cartier находились в самых ключевых местах на планете и создавали соответствующую атмосферу.

Новая дамская версия Tortue с бриллиантами и мануфактурным калибром 8970 MC

Новая дамская версия Tortue с бриллиантами и мануфактурным калибром 8970 MC

Сейчас многие производители делают ставку на собственные бутики. В результате возникает ощущение, что традиционные часовые магазины постепенно отмирают…
Ни в коем случае! я никогда не недооценивал важность специализированного часового салона, особенно с высокой профессиональной репутацией и вкусом. Именно поэтому Cartier будет в равной степени уделять внимание и собственным бутикам и традиционным магазинам, которые привлекают важную для нас аудиторию знатоков и коллекционеров.

Вы помните, какой документ вы первым подписали в качестве нового главы Cartier?
Сейчас точно не уверен, но, по-моему, это был эскиз новой модели.

L’Heure Envoutee de Cartier с абстрактным узором из бриллиантов и черной эмали

L’Heure Envoutee de Cartier с абстрактным узором из бриллиантов и черной эмали

То есть вы все эскизы заверяете лично?
В этом году исполняется 100 лет знаменитой модели Tank от Cartier. Это, без преувеличения, самые известные часы ХХ века — неудивительно, что они окружены множеством легенд.Считается, что Луи Картье разработал эскиз под впечатлением от танка Renault FT-17, изобретения автопромышленника Луи Рено. Увидев эту машину сверху, с высоты своего парижского балкона, Картье превратил ее гусеницы в выступающие боковые грани часового корпуса. На самом деле история куда интереснее.Эскизы и первый прототип модели Tank Луи Картье действительно придумал в 1917 году. К тому времени танки из уязвимых и неповоротливых машин превратились в серьезную боевую технику Первой мировой войны. Говорили, что если посмотреть на танк сверху, в его корпусе и гусеницах виден абрис необычной для того времени формы часов — квадрата, вписанного в прямоугольник.
Нет, не все, но большинство.

И бывает так, что не подписываете?
Конечно. Если мне не нравится — не подписываю.

А еще что-то не нравится? Есть в вашей работе наиболее неприятная часть?
Нет. Мне нравятся и процесс производства, и встречи с мастерами, и встречи с клиентами, и даже беседы с журналистами. Я люблю не только создавать красивые вещи, но и раскрывать их замысел.

Классическая Tortue с мануфактурным калибром 430 MC и ремешком из кожи аллигатора

Классическая Tortue с мануфактурным калибром 430 MC и ремешком из кожи аллигатора

Вы сказали, что сейчас мы переживаем золотой век ювелирного и часового искусства. А вы не опасаетесь, что он скоро закончится?
я уверен, что нет. Все больше людей с каждым днем приходят в часовое и ювелирное дело, приносят свои идеи, мечтают создать что-то новое. Пока появляется энергия творчества, процесс продолжается. Если вы посмотрите на историю Cartier с 1848 года, то обнаружите, что, несмотря на мировые войны, экономические кризисы и депрессии, все катастрофы ХХ века, дом продолжал развиваться и совершенствоваться. Потому что он всегда объединял людей, увлеченных одним делом. Так что «золотой век» — в головах у людей, а не в истории или экономике.

 

Опубликовано в журнале «Мои Часы» №1-2014