Господин Бонати возглавляет Officine Panerai с 1997 года — собственно, с того момента как марка вошла в состав группы Richemont. Он любит вспоминать, как впервые попросил показать ему документы, архивы и стратегические планы, и очень удивился, обнаружив пустой стол, на котором лежали только старые военные часы… 

Сегодня часы от Cartier – это аксессуар, совмещающий в себе неповторимое изящество французского ювелирного дизайна и непревзойденную надежность швейцарских механизмов, их великолепное качество.Коллекция Calibre de Cartier до 2014 года словно пребывала во сне и забвении. Если такие слова как «танк», «баллон», «сантос» даже у людей не особо интересующихся часами вызывали в памяти довольно точные ассоциации, то с «калибром», появившимся в 2010 году, сложности возникали и у знающих. Трудно было даже сказать спортивные это часы или классические. Но с выпуском модели для дайвинга, «калибр» наконец обрел лицо и стало понятно, что компания Cartier, развивая эту коллекцию, собирается делать главный акцент на спортивную составляющую.Если попросту, то Calibre de Cartier Diver — это часы, в которых можно купаться. Определение хоть и не полностью раскрывает характер модели, зато обозначает важную характеристику, которую многие считают для себя ключевой при выборе часов. «Можно купаться» не значит, что человек собирается погружаться с «калибром» на руке и воздушным баллоном за спиной, речь скорее о том, что отдыхать в бассейне или на море он предпочитает не расставаясь с любимыми часами. Выпустив «дайвера», Cartier сделала шаг навстречу именно этой категории своих клиентов.

Сегодня у Panerai есть и архивы, и планы, и собственная мануфактура, а число поклонников по всему миру продолжает расти. О том, как глава компании видит ее будущее, господин Бонати рассказал во время 10-й регаты Panerai Classic Yachts Challenge.

Вы неоднократно повторяли, что брутальный стиль Panerai и овевающие марку военные легенды — это основа вашей стратегии. Но в последнее время видны серьезные изменения: стало больше классических моделей, белых циферблатов. Вы выпускаете карманные часы и настойчиво привлекаете внимание к наследию Галилео Галилея. Есть ощущение, что стратегия поменялась — и Panerai примеривает на себя образ «итальянского Бреге».

Конечно это не так. История часов Panerai началась в ХХ веке, и мы не будем примерять чужой имидж и становиться, скажем, мануфактурой усложнений. Panerai была и остается маркой спортивных часов высокого класса. Но сохранить лидирующие позиции в этой категории тоже совсем не просто. Сейчас появляется много конкурентов, которые думают, что «спорт де люкс» — это, прежде всего, эффектный дизайн. Я же знаю, что быть лидером — значит развивать бренд в целом. А для этого надо временами выходить за рамки привычного образа, пробовать что-то сложное, нестандартное, что может удивить традиционных поклонников, но при этом продемонстрировать наши технические возможности.

И, тем не менее, получается, что клиенты, которые только открывают для себя Panerai, будут воспринимать новинки этого года — Pendulum и карманные часы — наравне с хронографами Radiomir?

Отчасти вы правы. Когда я говорю «спортивные часы высокого класса», главный акцент все-таки ставится на вторую часть фразы. Да, мы хотим продемонстрировать поклонникам марки, и постоянным, и тем, кто только открывает для себя Panerai, что мы — настоящие специалисты в часовой механике, для нас нет искусственно установленных границ. Но не стоит забывать, что 95% наших продаж приходится на классические коллекции Radiomir и Luminor.

Кстати, об усложнениях. Во время нашей прошлой беседы вы обещали сделать репетир в стиле морских склянок. И где же он?

А откуда вы знаете, чем мы сейчас занимаемся? Может, именно как раз и тестируем минутный репетир (смеется). Но если серьезно, я не собираюсь в данный момент увеличивать долю сложных механизмов в коллекциях марки. Я точно знаю, сколько достаточно. Временами мы представляем турбийон, скелетон или еще какое-то усложнение, выполненное в стиле Panerai, — но это скорее для имиджа, чем для реальных продаж.

Cartier стала четвертой маркой Richemont Group, представленной на Net-a-Porter, также частично принадлежащем Richemont. Ранее в продаже на сайте появились Montblanc и IWC Schaffhausen, месяц назад — Piaget, которая тогда стала продаваться онлайн впервые. О том, что усиление интернет-продаж и в целом интернет-присутствия марок Richemont — глобальная задача, которую нужно решить группе, владелец контрольного пакета акций Richemont Йоханн Руперт объявил в ноябре 2016 г. одновременно с заявлением о глобальном изменении структуры управления. Позже Жорж Керн, новый согендиректор Richemont, ответственный за производство часов, маркетинг и цифровой бизнес группы, в интервью «Ведомостям» подтвердил, что электронная коммерция станет одним из тех аспектов, на которых группа сконцентрируется в ближайшие годы. «У нас уже разработан обширный план действий и инициатив в цифровом пространстве, который затрагивает всю цепочку создания добавленной стоимости, не только продажи, но также и послепродажное обслуживание. Эти инициативы мы должны развернуть в ближайшие месяцы, и это огромный фронт работ», — уточнил Керн.

А новые материалы — керамика, технологичные сплавы и композиты — это тоже для имиджа?

Это само по себе очень сложное направление. Вы понимаете, что премьера одного нового корпуса из, скажем, керамики требует многих лет работы, улучшений и тестирования. В часовом деле это новый, непроверенный материал, причем далеко не универсальный. Например, если недостаточно надежно спроектировать ушки из керамики, есть риск, что они сломаются. Как мы можем предлагать такие часы клиентам?! То, что мы демонстрируем, лишь малая часть технологий, над которыми мы работаем. И мы запускаем часы в продажу, только когда абсолютно уверены в их качестве.

Премьера SIHH-2014: карманные часы Pocket Watch 3 Days Oro Rosso PAM 447 в корпусе 50 мм, с мануфактурным калибром P.3001/10

Но есть ли предпосылки, что со временем новые материалы серьезно потеснят традиционные? Например, в близкой Panerai яхтенной отрасли сейчас материал номер один — углеволокно. Разве это не будущее и спортивных часов высокого класса?

Поверьте, настоящее и будущее спортивных часов — это сталь. И золото. У углеродных нитей столько недостатков, что вряд ли они станут обычным явлением часовой индустрии в ближайшем будущем. Даже если не касаться вопроса техники, давайте просто поговорим о внешнем виде. Проблема углеволокна, композитов, даже керамики — это цвет. Вы не можете сделать ставку на монохромные коллекции, такие часы интересны как штучное украшение основного модельного ряда, но они не могут его определять. Все марки, которые экспериментируют с тем же углеволокном, представляют в лучшем случае один концепт в год.

Премьера SIHH-2014: хронограф Radiomir 1940 РАМ 518 в платиновом корпусе 45 мм, с винтажным калибром Minerva 13-22

Годы интенсивного развития Panerai совпали с общим взлетом часового рынка в мире. Но сейчас многие производители смотрят в будущее довольно пессимистично. Каковы ваши прогнозы?

Конечно, мы можем предположить после десяти лет непрерывного роста, что нас ожидает еще одно такое же десятилетие — и это не пессимизм, а реализм. Но я считаю, что сейчас происходит именно стабилизация развития, а не спад.

Почему?

Давайте вспомним, в чем главная причина подъема престижной механики в последние десятилетия. Она в том, что появились новые рынки, на которые раньше никто даже не рассчитывал: Индия, Россия, Китай, Южная Америка… Еще двадцать лет назад мир выглядел совсем по-другому, и примеривать сценарии прошлых кризисов на современную ситуацию я считаю неправильным. Тот же Китай, несмотря ни на что, я не стал бы списывать со счетов.

Но все-таки у вас есть «план Б» — на случай глобального экономического кризиса?

Если такое случится, пожалуй, я буду проводить все дни, плавая под парусом (смеется). Конечно, часовая индустрия следует за глобальной экономикой, и где-то можно ожидать серьезный спад. Вряд ли разумный человек серьезно рассчитывает, что у него каждый год в течение десятилетий будет удвоение продаж. Но я считаю, что у Panerai есть все, чтобы оставаться востребованной маркой: история, узнаваемый стиль, высокое качество и разумная цена.

Премьера SIHH-2014: Luminor Base 8 Days PAM 561

Видимо, не вы один так думаете. Едва ли не каждый год появляются марки, которые пытаются скопировать Panerai. Они не отрывают ваш кусок пирога?

Конечно, каждый бренд, рассчитывающий на нашу аудиторию, становится конкурентом. Но большинство не являются аутентичными марками, поэтому не представляют опасности. Например, если бы Panerai начал выпускать часы в стиле Cartier — разве мы стали бы конкурентами?

Лимитированная серия Luminor Submersible 1950 3 Days Automatic Titanio в корпусе 47 мм с автоматическим мануфактурным калибром P.9000 в честь 10-летия регаты тиражом в 50 экземпляров

Как раз наоборот: это Cartier в этом году выпустил спортивные дайверские часы, которые вполне вписываются в нишу Panerai.

И что с того? Я думаю, Cartier действует согласно собственной программе, цель которой — стать глобальным, универсальным часовым брендом. Это никак не вступает в конфронтацию с Panerai, поскольку мы были и будем нишевой маркой. И люди хотят именно Panerai за аутентичность и уникальность, а не потому что выбирают из прочих равных спортивных часов.

Вам не кажется, что вкусы у нового поколения несколько изменились, и классический Panerai рискует устареть? Между тем, я знаю, что образ марки настолько ярок, что часто служит источником вдохновения для многих молодых дизайнеров, которые создают свои фантастические проекты «по мотивам Panerai». Есть ли вероятность, что вы используете какую-то из таких новых идей?

Дизайн Panerai появился более полувека назад и до сих пор не устарел. Каждая успешная часовая марка имеет свои «колонны» — коллекции, которые эволюционируют, но существенно в них ничего не меняется. И я уверен, что художественного потенциала Panerai хватит еще на десятилетия развития безо всякого привлечения сторонних идей. Если люди во всем мире хотят носить Luminor и Radiomir такими, как они есть — зачем мне что-то менять?

Анжело Бонати во время регаты Panerai Classic Yachts Challenge

Я знаю людей, которые действительно очень хотят, но не могут приобрести некоторые модели, потому что они были выпущены совсем маленьким тиражом. Например, бронзовые Submersible PAM00507. Почему бы не осчастливить поклонников и не увеличить выпуск таких культовых часов?

Потому что бронза — это не универсальный материал. Конечно, я мог бы выпустить не тысячу, а десять тысяч Luminor Submersible 1950 Bronzo, и я думаю, их бы тут же раскупили. Но наверняка среди этих покупателей нашлись бы такие, кто не разобрался бы до конца, что за корпус он покупает, действовал бы под влиянием импульса. А потом, когда часы начали бы зеленеть, этот человек почувствовал бы себя обманутым и разочарованным. Я считаю, что бронзовые часы по сути редкий и коллекционный товар, который должен привлекать внимание только тех, кто его действительно может оценить.

К тому же цена на них на вторичном рынке растет — разве это плохо? Значит, обладатели этих часов могут быть уверены, что удачно вложили деньги.

Вы приезжали в этом году в Москву на празднование открытия бутика Panerai в итальянском посольстве. Это ваш первый визит после долгого перерыва…

Нет, я был в Москве два года назад. Просто, как вы уже поняли, не вся работа в нашей компании проходит на публичной сцене.

Настольные часы Galileo Galilei’s Pendulum Clock выпущены тиражом 30 экземпляров

Но почему? Наверное, сейчас Panerai едва ли не меньше всех устраивает какие-то акции для привлечения поклонников в России. Это потому что на этом рынке у вас все в порядке или вы не считаете Россию приоритетным направлением?

Конечно нет! Наоборот, теперь у нас есть собственный бутик, что открывает большие возможности и для лучшего представления коллекций, и для коммуникации с клиентами. Безусловно, имея собственный дом в Москве, нам теперь будет намного проще строить вокруг него общение и организовывать мероприятия. Мы работаем постепенно и не торопимся, но цель одна — Panerai будет лидером в спортивной часовой механике класса люкс во всем мире.

 

Опубликовано в журнале «Мои Часы» №4-2014